При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ - Российские писатели и публицисты
фотографий: 2 | профайл посмотрели: 6682

СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ

Категоря - Российские писатели и публицисты

 

1629—1680 

 

Симеон Полоцкий, замечательный просветитель, драматург и педагог, занимал достойное место в жизни Московского государ­ства второй половины XVII в.

О детских и юношеских годах Самуила (таково было мирское имя Симеона) мало что известно, кроме того, что он происходил из зажиточной семьи и родом был из Полоцка. В молодости он учился в Киево-Могилянской коллегии (первом высшем учебном заведении на Украине) и, окончив ее в начале 50-х гг., получил диплом учителя. После его возвращения в родной Полоцк игумен Богоявленского монастыря Игнатий Иевлевич предлагает ему стать монахом и заняться воспитанием детей в школе при этом монастыре. 8 июня 1656 г. Самуил принял иночество под именем Симеон. Началась долгая и плодотворная педагогическая деятельность Полоцкого вначале в братской Богоявленской школе, затем в московской Заиконоспасской и, наконец, в качестве наставника царских детей. Как педагог Симеон Полоцкий сделал немало для своих учеников. Он всегда стремился расширить объем препода­ваемого материала — не ограничивался только творениями отцов греко-восточной церкви, обучал диалектике, риторике, политике, латинскому языку. Педагогическая работа Полоцкого всегда имела под собой, как бы мы сказали сегодня, теоретическую основу, где главным было стремление привить любовь к книге, учению, знанию.

Не оставлял Симеон и занятий литературой, которые в конеч­ном итоге также содействовали развитию русского просвещения. Из-под его пера выходят «Вертоград многоцветный» — сборник стихотворений, который предназначен был служить «книгой для чтения»; «Житие и учение Христа Господа и Бога нашего», «Кни­га кратких вопросов и ответов катехизических». Симеон Полоцкий возрождает давно забытую в Москве живую церковную проповедь взамен господствовавшего тогда чтения святоотеческих поучений. В то время это было явлением невиданным и не прошло бесследно для церковной жизни. Конечно, деятельность Симеона наталкивалась на глухую вражду со стороны церковных деятелей, но высокое положение воспитателя царских детей делало его неуязвимым. С воцарением Федора Алексеевича Симеон получает необычайно широкую свободу действий. Для ускорения публикации своих трудов Симеон обращается с личной просьбой к царю о создании в Москве еще одной типографии. В 1678 г. Она была созда­на и получила название Верхней. Особенность этой типографии заключалась в том, что она была освобождена от духовной цензуры. Первой печатной книгой, выпущенной Верхней типографией, был «Букварь языка словенска». Он был предназначен для Петра Алек­сеевича, будущего императора, которому в то время исполнилось семь лет. Для работы в типографии Симеон привлек лучших специалистов того времени. Книги печатались новым красивым шрифтом.

Умер Симеон Полоцкий 25 августа 1680 г., не доведя до конца многих начатых им дел. Погребен он был в Заиконоспасском монастыре.

 

* * *

 

Изучение жизни и творчества Симеона Полоцкого требует от исследователей не только хорошего знания исторических фактов и событий, но и высокого уровня эрудиции. Работы, напи­санные о замечательном просветителе, в достаточной мере отвеча­ют этим критериям. Подробные данные о жизни и творчестве русского просветителя читатель найдет в книге Д. А. Жукова и Л. Н. Пушкарева (3), а его литературное наследие и общественно-политические взгляды рассмотрены в исследовании А. С. Лаппо-Данилевского (2). Книгоиздательские начинания Симеона Полоц­кого подробно анализируются в коллективной монографии (6).

 

ФАКТЫ И МНЕНИЯ

 

«И вот произошло событие, резко изменившее всю жизнь молодого белоруса: Самуил принял иночество под именем Симеона. 8 июня 1656 года Игнатий Иевлевич произнес приветственное слово в монастырской трапезной, обращенное к новому иноку. Отныне черная монашеская ряса станет его единственной одеждой, а крест и книги — его постоянными спутниками...

У нас есть лишь один источник, который может косвенно разъяснить, что побудило Симеона к этому шагу. Вероятно, он предполагал, что, будучи монахом, сможет плодотворнее занимать­ся наукой, поэзией, драматургией. Уже позднее в своем интерес­ном стихотворении „Женитьба", включенном в сборник „Вертоград многоцветный", он писал, что человек, посвятивший себя науке, не должен жениться, потому что и жена, и дети будут удалять его от книг. При этом поэт ссылается на авторитет Эпикура и Теофраста, также предостерегавших мудрецов от женитьбы. Жена, утверждает Симеон, заботится только о нарядах да удовольствиях, она ревнива и корыстолюбива, нет от нее покоя ни дома, ни вне его,— и вот конечный вывод поэта: остерегайся бед супружества, склонись на покойное место к книгам».

Пушкарев Л. Н. (3, с. 213).

 

«Со времени переселения своего в Москву, вероятно в 1663 г., С. Полоцкий пользовался царским покровительством, называл князей Г. Г. и М. Г. Ромодановских своими „благодетелями" и сумел заслужить расположение московского „мецената" Ф. М. Ртищева. Такие связи при его мягком характере и умении осторожно обращаться с людьми давали бывшему воспитаннику иезуитов возможность послужить делу распространения образо­ванности, преимущественно латино-польской, и в русской столице. Проживая здесь „как бы в густых лесах", он указывал на значение просвещения для борьбы с пороками общества и против раскола и полагал, что Россия должна быть славна не только оружием, но и писателями; он знакомил... членов царского семейства и московского общества с латино-польской схоластикой. Он внушал им уважение не только к божественной, но и к мирской мудрости».

Лаппо-Данилевский А. С. (2, с. 135).

 

«Симеон Полоцкий осознавал себя незаурядной личностью, способной на большую умственную работу, „литератором". В течение жизни взгляды Симеона на свою миссию литератора значительно изменились. Первоначально по приезде в Москву он оказался в бедственном положении, поскольку не был допущен к царю, и пытался реализовать свои литературные способности на службе у частных лиц. Но и здесь ему не повезло... Отсюда ясно, в чем конкретно видел он свою задачу литератора в это время: „хвалебным голосом" вливать бальзам лести в „открытые уши меценатов". Став вскоре первым придворным поэтом при Алексее Михайловиче, Симеон широко развернулся в этой роли и вполне мог бы ограничиться ею, так как она хорошо обеспе­чивала его материально. Но этого не случилось. Он стремился к наиболее полному самовыражению. Преподавание в Заиконоспас-ской школе он сочетал с большой писательской работой и церковно-административной деятельностью... Оказалось, что „ве­щать" для царя и его придворных для поэта мало; ему потребова­лась широкая аудитория слушателей, он жаждет „просвещать", наставлять, учить. К концу жизни Симеон осознавал себя не придворным „пиитом", а „мудрым мужем", способным передать свои обширные познания и опыт другим».

Черная Л. А. (6, с. 57—58).

Оставь свой коментарий