При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


ИВАН СЕМЕНОВИЧ ПЕРЕСВЕТОВ - Российские писатели и публицисты
фотографий: 1 | профайл посмотрели: 10950

ИВАН СЕМЕНОВИЧ ПЕРЕСВЕТОВ

Категоря - Российские писатели и публицисты

Годы рождения и смерти неизвестны

Уроженец земель Западной (Литовской) Руси, выдающийся русский писатель-публицист XVI в., И. С. Пересветов считал родоначальником своего семейства героя Куликовской битвы, легендарного инока Троице-Сергиевого монастыря, Пересвета. Сам он родился в семье мелкого шляхтича. В 20—30-х гг. нес дворянскую службу при дворе венгерского короля Яна Заполья, а затем при дворе короля Чехии Фердинанда I. Оттуда Пересвет переехал в Молдавию и служил у господаря Петра IV. В Москве он оказался в самый разгар боярского самовластья, в конце 1538 или начале 1539 г., и не раз сталкивался с обидами и притеснениями от «сильных людей». В связи с этим он неоднократно обращался к Ивану IV за помощью, прилагая к челобитным «две книжки» своих публицистических сочинений. Мысли, излагавшиеся в этих сочинениях, перекликались с идеями реформаторов, группировавшихся вокруг Избранной рады (см. «Адашев», «Сильвестр»).

В написанных Пересветовым в конце 40-х гг. аллегорических повестях-памфлетах «Сказание о царе Константине» и «Сказание о Магмете-салтане» изложены мысли о пагубном влиянии боярской формы правления на судьбы государства, рисуется образ мудрого правителя («Магмет-салтана»), искореняющего злоупотребления, заботящегося о благе подданных, расценивающего их службу не по знатности, а по заслугам. В описании правления царя Константина современники без труда узнавали картину Руси в годы малолетства Ивана IV, злоупотребления бояр, кровавую борьбу за власть Вельских и Шуйских — вельмож, которые, как указывал Пересветов, являлись виновниками оскудения русского государства. В противовес этому свой политический идеал Пересветов видел в образе Магмет-салтана, опирающегося на «мудрость греческих книг» и на свое «образцовое воинство». Магмет-салтан, как это неоднократно повторяет Пересветов, непреклонно следовал правилу: «не мощно царю без грозы держати»; это помогало ему, считает Пересветов, сеять добро, давало возможность выступать поборником правды, бороться с лихоимством и взяточничеством в судах, добиваться искоренения в своем царстве воровства и даже протестовать против холопства и кабалы.

Сочинения Пересветова были заметным этапом в развитии русской политической мысли. Они написаны образным, выразительным языком, почти свободны от элементов церковной традиции и занимают видное место в древнерусской публицистике. Повести Пересветова пользовались немалой популярностью в среде русских образованных людей XVII в.

Личная судьба Пересветова и то, каким образом откликнулся на его челобитные и памфлеты Иван IV, до сих пор определенно не выяснены. Имеются предположения, что он погиб во время антиеретических процессов середины XVI в.

* * *

Тексты основных произведений писателя вошли в том «Сочинений» И. Пересветова (4), изданный Академией наук в 1956 г. Им предпосланы статьи А. А. Зимина «И. С. Пересветов и его сочинения», Д. С. Лихачева «Иван Пересветов и его литературная современность», Л. Н. Пушкарева «И. Пересветов и его связи с русской литературной традицией» и составленный А. А. Зиминым археографический обзор сочинений писателя. В их числе Большая челобитная, повесть о взятии Царьграда, сказание о книгах и Магмет-салтане, Малая челобитная, сказание о царе Константине и др.

С комментированным текстом повести «Сказание о Магмете-салтане» И. Пересветова, переведенной на современный русский язык, можно ознакомиться в сборнике «Все народы едино суть» (3, с. 626—641).

Для тех, кого интересует русская общественно-политическая жизнь XVI в., несомненно, большой интерес представит монография А. А. Зимина «И. С. Пересветов и его современники» (2). Автор показывает специфические особенности различных общественно-политических учений этого времени, их соотношение со взглядами Пересветова. В книге прослежена пересветовская традиция в русской политической литературе XVII — начала XVIII в.

ФАКТЫ И МНЕНИЯ

«И сказал так Магмет-салтан: „В таком царстве, где люди порабощены, в том царстве люди не храбры и не смелы в бою против недруга. Ведь если человек порабощен, то он срама не боится и чести себе не добывает"... Поразмыслив над этим, царь Магмет стал давать таким волю и взял их в свое войско... Как стали они вольными и царскими людьми, то каждый стал против недруга крепко стоять, и полки у недругов громить, и смертной игрою играть, и чести себе добывать».
Пересветов И. С..

«Мрачные годы боярского самовластья, которые переживала тогда страна, тяжело отразились на положении этого “воинника”. Пересветов в это время исполнял „всякие" государевы службы, проводя свою жизнь в бесконечных переездах „с Москвы на службу, а со службы к Москве". Служба была хлопотливая, тяжелая и не принесла особенных благ... Вследствие обид и насилий, чинимых вельможами, запустело и поместье Пересветова, которым он был пожалован. Тщетно пытался “воинник” добиться приема у царя; вельможи внимательно следили, чтобы к молодому Ивану Грозному не проник ни один челобитник. Все больше и больше накапливалась у Пересветова ненависть к боярству. Собственные злоключения только подтверждали вывод Пересветова о губительной политике боярства, приводившей страну к разорению... 8 сентября 1549 года он в одной из придворных церквей (Рождества богородицы) подает Ивану Грозному две „книжки", в которых находился, наряду с „Малой челобитной", содержавшей просьбу обратить внимание на бедственное положение челобитника, ряд публицистических произведений, излагавших проект государственных преобразований».
Зимин А. А..

«Сочинения И. С. Пересветова посвящены в основном двум проблемам: во-первых, критике боярского произвола в годы малолетства Ивана IV и, во-вторых, проектам общественно-политических преобразований, которые, по мнению публициста, следовало осуществить в России. Обе проблемы тесно связаны друг с другом: уже самая необходимость реформ объяснялась Пересветовым прежде всего тем состоянием России, в котором она находилась в годы правления боярских временщиков.

Хотя Пересветов совершенно отчетливо говорит о засильи русских бояр в годы малолетства Ивана IV только в своем позднем сочинении — „Большой челобитной", но, по существу, те же самые бояре фигурируют лишь слегка прикрытые византийскими одеяниями в Сказаниях и о Магмете, и о книгах, и о Константине. Да и сам публицист как бы стремится подсказать своему читателю, что он пишет не столько о вельможах царя Константина, сколько о боярах Ивана IV, когда он в „Большой челобитной" дословно использует свои сентенции по поводу византийской аристократии для изобличения пороков, вызванных засильем княжат и бояр на Руси.

Причины гибели Царьграда и те уроки, которые следовало извлечь из этого в Москве, этому „Третьему Риму", в той или иной степени волновали многих современников Пересветова. Обсуждались эти сюжеты и в кружке Максима Грека, с которым, вероятно, был знаком и наш публицист-воинник».
Зимин А. А..

«Когда читаешь сочинения Пересветова, то бросается в глаза, что они написаны на чистом русском языке, без всякой примеси слов польских, венгерских, чешских, турецких и других, которые естественно должны были бы составить значительную часть лексикона „выезжего из Литвы", побывавшего в Венгрии, Чехии и других странах... Вообще было бы интересно изучить язык Пересветова, поскольку его писания представляют не только исторический, но и историко-литературный интерес, как живой, страстный, остроумный, меткий памфлет».
Будовниц И. У..



 

Оставь свой коментарий