При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


АНДРЕЙ РУБЛЕВ - Российские живописцы
фотографий: 2 | профайл посмотрели: 8148

АНДРЕЙ РУБЛЕВ

Категоря - Российские живописцы

1370 (?)—1430

Имя Андрея Рублева давно овеяно легендарной славой. Слава Рублева была так велика, что в постановлениях Стоглавого собора, состоявшегося в Москве в 1551 г., на вопрос о том, как следует правильно писать изображение Троицы, был дан официальный ответ: «Писать с древних образов, как писали греческие живописцы и как писал Андрей Рублев...»

Жизнь Андрея Рублева пришлась на знаменательные для Руси годы. Хотя победа на Куликовом поле (8 сентября 1380 г.) не покончила с татарскими набегами, но в умах людей того времени произошел важный перелом. Постепенно крепло убеждение, что в единении раздробленных феодальных сил кроется залог грядущего освобождения от монголо-татарской зависимости.
Куликовская битва пришлась на отроческие годы Рублева. Встреча гениального художника с возвращающимися домой ратниками не прошла для него бесследно. Без этой встречи невозможно понять творчество Рублева вообще.
Молодые годы Андрея Рублева протекали, возможно, в знаменитом Троицком монастыре. Позднее Рублев жил в московском Андрониковом монастыре, основанном одним из учеников Сергия — преподобным Андроником. Именно в этой среде сформировалась личность иконописца, сложилось его мировоззрение.
Решающими для творческого роста Андрея Рублева были 90-е гг. XIV в. В это время Москва жила интенсивной художественной жизнью. Здесь творили не только греческие, но и спасавшиеся от турок южнославянские мастера, работал в ней и Феофан Грек. Именно Феофан был тем художником, который произвел наиболее сильное впечатление на молодого инока. Б летописи под 1405 г. впервые упоминается имя Рублева в связи с тем, что он с Феофаном и «старцем» Прохором «с Городца» расписывает Благовещенский собор в Москве.
Три года спустя, в 1408 г., имя Рублева вновь упоминается в связи с его деятельностью во Владимире, где он расписывает вместе с «иконником Данилой» Успенский собор. По предположению известного знатока древнерусской живописи В. Н. Лазарева, Андрея с Данилой связывали узы тесной дружбы, недаром источники именуют их «содругами». Вероятно, они были членами идиш «дружины» (артели), которая пользовалась в Москве и округе большой известностью и не имела недостатка в заказах.
В середине 20-х гг. XV столетия Андрей Рублев и Данила были приглашены игуменом Троице-Сергиева монастыря Никоном расписать построенный в 1423—1424 гг. новый каменный собор Св. Троицы. Собор был возведен над гробом Сергия Радонежского, на месте деревянной церкви. Из Троицкого собора происходит знаменитая «Троица» Рублева. Здесь находилась она более 500 лет, пока в 1929 г. не была перенесена в Третьяковскую утерею. Эту икону Рублев написал в расцвете творческих сил, вложив в нее всю силу своего гениального дара. Андрею Рублеву удалось создать такое совершенное художественное произведение, которое обеспечило ему бессмертие в памяти потомков.
Вскоре после завершения работ в Троицком соборе Андрей Рублев вернулся в Андроников монастырь, где несколько лет спустя скончался и был похоронен.

Вокруг имени Рублева сразу после смерти начали создаваться легенды. Легендарный образ все больше отдалялся от своего первоисточника, так что «святой преподобный Андрей Рублев», такой, каким он встает перед нами в житиях позднейших летописей, далек от скромного инока, каким он был при жизни. В многочисленных источниках настойчиво подчеркивается мысль, что Андрей Рублев всегда возносился умом «к невещественному и божественному свету».
Только XVIII столетие отказалось от этой легенды о Рублеве. С этого времени появляется интерес к Рублеву как реальной исторической личности.
Во второй половине XIX в. в искусстве ищут не столько красоту, сколько реалистическое изображение действительности. Меняется и само представление о древнерусском художнике. В нем видят уже не жреца высокого искусства, а прежде всего богобоязненного монаха. Однако важным достижением этого периода следует считать то обстоятельство, что именно в то время, в конце XIX в., Рублев был впервые определенно назван автором «Троицы».
Изучение жизни и творчества гениального мастера требует от исследователей богатой эрудиции, теоретической подготовки, а главное — видения бесконечной глубины содержания произведений гения. Не случайно, что изучением творчества Рублева занимались такие видные ученые, как И. Э. Грабарь, В. Н, Лазарев и М. А. Алпатов, а также Н. Н. Лунин, П. А. Флоренский, В, Н. Щепкин, Н. А. Демина и др.
В большой статье о Рублеве, представляющей собой, по существу, первое монографическое исследование о нем, известный художник И. Э. Грабарь дает блестящий анализ творчества древнерусского живописца. В работах П. А. Флоренского, выдающегося мыслителя XX в., верно нащупан главный нерв искусства Рублева — его связь со всеобщим духовным и культурным подъемом Руси эпохи Куликовской битвы.
Главная заслуга в воссоздании внутреннего мира художника принадлежит крупнейшему знатоку древнерусского искусства М. В. Алпатову, который на протяжении многих лет, начиная с первого исследования о «Троице» (1927 г.), из отдельных крохотных осколков «собирает» историю жизни и творчества Рублева.
В последние годы появляется большое количество зарубежных исследований, в которых, однако, преобладают популярные и даже поверхностные изложения давно известных фактов и наблюдений. Лишь очень немногие авторы из русского зарубежья высказывают оригинальные суждения. Подробный обзор русской зарубежной литературы дается в сборнике «Андрей Рублев и его эпоха».

ФАКТЫ И МНЕНИЯ

«Художнику пришлось пережить и полное монашеское пострижение. Оно называлось в древности малой схимой, требовало перемены имени... Настал и тот миг, когда Рублев стоял в знак полного смирения на паперти босым, непрепоясанным, в одной длинной рубахе... Медленно вводят его двое из братии в церковь. „Что пришел, брате?.."— вопрошает игумен. По издревле установленному чину отвечает Рублев: „Желаю жития постнического, честный отче..." Звучат вопросы и ответы. В них обет „терпети всяку скорбь и тесноту иноческого жития". Игумен читает наставление. Сосредоточен будь, инок, и тверд, „отложи житейского обычая шатание", смирись и наружно и внутренне, будь терпелив и неленив, следи за недобрыми помыслами в себе и борись с ними. Будь готов к нищете и унижению от людей. Сражайся, „яко добр воин", неси свой труд как крест...
И возглашается новое имя — Андрей. Отныне оно станет для истории единственным именем великого иконописца».

Сергеев В. Н.

«Среди мятущихся обстоятельств времени, среди раздоров, междоусобных распрей, всеобщего одичания и татарских набегов, среди этого глубокого безмирия, растлившего Русь, открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый, нерушимый мир, “свышний мир” горнего мира. Вражде и ненависти, царящим в дольнем, противопоставилась взаимная любовь, струящаяся в вечном согласии, в вечной безмолвной беседе, в вечном единстве сфер горних. Вот этот-то неизъяснимый мир, струящийся широким потоком прямо в душу созерцающего... мы считаем творческим содержанием Троицы».
Флоренский П. А.

«Рублев заслуживает почетного места в истории мирового искусства не только потому, что многое роднит его с современными ему мастерами. Рублев принадлежит к роду тех гениев, которые независимо от того, где и когда они жили, в силу одного величия их 'замыслов и совершенства выражения стали вечными спутниками человечества. “Гентский алтарь” братьев ван Эйков, “Сикстинская мадонна” Рафаэля, „Коронование терновым венцом" Тициана, “Блудный сын” Рембрандта — в ряд подобных шедевров входит и “Троица” Рублева».
Алпатов М. В.

«Национальные идеалы русского народа полнее всего выражены в творениях двух, его гениев — Андрея Рублева и Александра Пушкина. Именно в их творчестве отчетливее всего сказались мечты русского народа о самом хорошем человеке, об идеальной человеческой красоте...

Эпоха Рублева была эпохой возрождения веры в человека, в его нравственные силы, в его способность к самопожертвованию во имя высоких идеалов. Это была эпоха возрождения интереса к собственной истории, к культуре времени независимости Руси, предшествовавшей монголо-татарскому нашествию. Эпоха Рублева была временем расцвета литературы, эпоса, политического самосознания».
Лихачев Д. С.

Оставь свой коментарий