При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ - Религиозные деятели
фотографий: 1 | профайл посмотрели: 8970

СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ

Категоря - Религиозные деятели

(ок. 1321-1391/92)
Основатель и игумен Троице-Сергиева монастыря. Инициатор введения общежитийного устава в русских монастырях. Активно поддерживал объединительную и национально-освободительную политику Дмитрия Донского. Канонизирован Русской православной церковью.
Есть в русской истории имена, которые, как свечи, как звезды, горят ясным ровным светом, освещая путь народу в годины нужды и бедствий. Бывают периоды, когда их забывают, но приходит время и они прорастают сквозь пелену забвения, чтобы спасти от отчаяния и вдохнуть новые силы в души людей, укрепить их сердца и подвигнуть на защиту родных очагов и земли русской. Одно из таких имен — Сергий Радонежский.
В мировой истории это — фигура исключительная: политик вне политики, общественный деятель государственного значения, исторический персонаж, вышедший за рамки истории, икона, духовный свет, утешитель и заступник.
Дату рождения «великого печальника и заступника Русской земли, Преподобного и Богоносного отца нашего Сергия, Игумена Радонежского и всея России Чудотворца» обычно относят к 3 мая 1321 г., иногда — 1314 г.
Родители будущего подвижника, ростовские бояре Кирилл и Мария, были людьми достойными, богобоязненными, свято исполняли церковные уставы, помогали бедным и странникам. Известно, что отец был одним из самых известных и богатых ростовских бояр, но к концу жизни обнищал из-за частых хождений с князем в Орду, татарских набегов, непосильных ордынских даней и поборов. Боярин Кирилл вынужден был покинуть город и переселиться в село Радонеж неподалеку от нынешнего Загорска.
У боярской четы было три сына. Старший — Стефан, младший — Петр и средний — Варфоломей, будущий о. Сергий. Многочисленные жития, подчеркивая богоизбранность ребенка, повествуют о различных чудесах, случившихся с ним уже в раннем возрасте.
Вот одна из самых известных легенд. Семи лет мальчика отдали учиться, но грамота ему не давалась. Средний брат сильно отставал даже от младшего Петра и остро переживал это. Однажды отец послал сына на поиски жеребят. На поле, под дубом, мальчик увидел незнакомого монаха и стал ждать, пока тот помолится. Когда черноризец закончил, Варфоломей сказал, что более всего ему хочется читать слово Божие, но он никак не может выучиться грамоте. Старец помолился, дал ребенку кусочек просфоры и сказал: «...ведай, что отныне Господь подаст тебе разумение книжное паче братий твоих и товарищей». Так и случилось. Варфоломей, зная, что родители будут рады иноку, пригласил его домой. Монах принял приглашение, перед трапезой отправился в комнату для молений и предложил Варфоломею читать псалмы. И произошло чудо. Прежде совершенно неграмотный мальчик начал бегло читать Писание.
С детских лет Варфоломей мечтал о монастыре. Родители не могли противиться такому желанию, но благословения своего не дали, просили дождаться их смерти, а сами ушли в Хотьковский монастырь. Принял монашество и Стефан, тяжко страдавший из-за смерти жены.
После смерти Кирилла и Марии Варфоломей оставил все имущество младшему брату, а сам отправился в Хотьков к Стефану и уговорил его уйти в пустыню, то есть стать отшельником. Пострига юноша принимать не стал, не чувствуя себя готовым к этому серьезному шагу.
Неподалеку от Хотькова, на высоком холме, который позже получил название Маковец, то есть «маковка», братья поставили келью-избушку и «церквицу». Однако Стефан не выдержал суровой отшельнической жизни и отправился в Москву, в Богоявленский монастырь. Варфоломей же остался один, чтобы продолжить свой иноческий подвиг. Вскоре живший неподалеку старец Митрофан совершил постриг и нарек пустынника по имени св. Сергия. Благословив юношу на отшельнический подвиг, Митрофан удалился, оставив его наедине с тяготами духовного самовоспитания.
Человеку, далекому от духовных исканий, трудно представить, насколько нелегко бывало отшельникам. Существовала целая наука непрерывной тренировки духа, разработанной на протяжении многих столетий. В одиночестве пустынник, чьи стремления полностью сосредотачивались на общении с Богом, а тело подвергалось аскетическим лишениям, сталкивался с периодами духовного взлета и падения, его посещали мучительные видения, духовные озарения. Одиночество усугубляло эти состояния, и только строжайшая самодисциплина и неукоснительное следование наставлениям других подвижников помогало избежать поражения. Отец Сергий пользовался наставлениями кесарийского епископа ев. Василия Великого, но все же не избежал страданий. Ему виделись бесы и чудовища, а однажды, как повествуют жития, келью посетил сам сатана. Но примечательно, что в отличие от других пустынников не было в его видениях ничего порочного: ни сладострастных дев, ни искушения роскошными трапезами, которые часто являлись другим пустынникам, например св. Антонию.
А за стенами маленькой избушки зимой завывали ветер и волки, и вокруг — ни души, только темный лес стеной да белый снег кругом. Вероятно, иногда навещал отшельника его брат Петр. Был и еще один посетитель. Если верить легендам, приходил к отцу Сергию огромный медведь. Когда-то пустынник встретил его в лесу, отощавшего от голода, и накормил. С тех пор косолапый сделался ручным и часто приходил к келье.
Шло время, и слух о небывалом отшельнике распространился сначала по окрестным деревням, потом докатился до Ростова и Москвы. На Маковец стали приходить люди, стремившиеся к духовному усовершенствованию. Поначалу Сергий, любивший одиночество и помнивший, как тяжело ему было, отговаривал пришельцев, но нескольким отшельник разрешил остаться. Когда число принятых достигло двенадцати, маленькая община, памятуя о двенадцати апостолах, решила этим ограничиться. Новичка принимали только в том случае, если кто-то в общине умирал. Своими силами построили двенадцать келий и обнесли их высоким забором для защиты от зверей.
Маленький монастырь зажил тихой трудовой и скудной жизнью. «День» начинался в полночь с ночной службы («полуношницы»), затем шли заутреня, службы третьего, шестого и девятого часа. В промежутках устраивали «молебные пения», молились в келиях. Затем работали в огородах, занимались домашним хозяйством, переписывали книги. Сергий подавал всем пример: рубил келий, таскал бревна, носил воду, молол муку, пек хлеб, варил пищу, кроил и шил одежду не только для себя, но и для братии, работая на нее, «как купленный раб». Летом и зимой пустынник носил одну и ту же одежду, не боясь ни зноя ни холода, и, несмотря на то что питался в основном хлебом и водой, отличался крепким здоровьем. Но не было в характере будущего святого никакого изуверства, которое отмечается в средневековом монашестве. Он не истязал себя, не носил власяницы, отличался большой чистоплотностью.
Вскоре в монастырь потянулись люди из самых отдаленных уголков русской земли за советом, утешением и заступничеством. Здесь бывали князья и крестьяне, бояре и торговый люд, монахи и воины. Постепенно игумен Маковецкого монастыря стал политической фигурой общенационального значения.
К решению политических задач преподобный Сергий подходил постепенно, вряд ли сознавая значение своих действий, а сообразуясь лишь с велениями сердца. Так случилось, например, с введением общежительного устава в русских монастырях, сыгравшего большую роль в распространении монастырей, которые, в свою очередь, стали опорой колонизации новых земель и укрепления русских рубежей. Монастырь же на Маковце не только служил образцом для вновь основанных обителей. Многие из них были заложены самим Сергием или его учениками.
Общежитие означало отказ от какой-либо собственности. Все становилось общим, резко усиливались и тенденции к разделению труда. Это устраивало далеко не всех на Маковце, и у игумена возникли затруднения. Тогда в 1354 г. митрополит попросил патриарха Кира Филофея прислать из Византии Сергию послание с советом ввести общежитие и подарки — крест, параманд и схиму. Это укрепило положение реформатора, и нововведения более не встретили сопротивления, хотя некоторые монахи покинули монастырь.
Когда общежитие укрепилось, стало возможным построить богадельню. Это было новым, еще неизвестным установлением, поэтому о. Сергия можно справедливо считать зачинателем русской монастырской благотворительности.
Шли годы. Ничто особенно не нарушало скромной, полной ежедневных трудов и духовного подвижничества жизни маковецкого игумена. Но вот произошло событие, давшее толчок к расширению Сергиевой деятельности. На Маковец вернулся Стефан, очевидно, обладавший неуемным стремлением к власти и неуживчивым характером, и заявил претензии на игуменство. Забыв о своем бегстве, он считал себя основателем обители и прямо заявил об этом одному из монахов на вечерне. Сергий услышал реплику, спокойно довел службу до конца, но в келию не вернулся и покинул монастырь. Он ушел пешком в Махрищевскую обитель, где местный настоятель принял его с великим почетом. Оттуда преподобный вместе с монахом Симоном, опять через леса пешком, отправился на Киржач для основания новой пустыни. Вскоре сюда из охваченного смятением Маковца прибыли иноки. Вместе они поставили церковь и келий, вырыли колодец. Не оставляли их помощью и со стороны, присылая подаяния.
Между тем маковецкие старцы отправились к митрополиту Алексию с просьбой вернуть Сергия. Тот послал на Киржач двух архимандритов для увещевания Преподобного. Сергий внял совету и вернулся в Троицкую обитель, пробыв на Киржаче около трех-четырех лет. Этого оказалось достаточно для укрепления новой обители с общежитийным уставом, получившей название Благовещенской.
Так было положено начало появлению монастырей, заложенных по благословению или учениками Сергия. Всего их насчитывают около сорока. Через них распространялось духовное воздействие отца Сергия, ставшего учителем народа и его заступником перед Богом.
Поразительно, что номинально Преподобный Сергий не имел никакой власти и не стремился к ней. Его влияние распространялось на область духовную, что поднимало его авторитет «выше всех царей земных». Недаром с ним постоянно советовались и церковники, и князья, а простой люд нес к нему все свои горести, надеясь на вразумление и заступничество. Сам же Сергий власти земной не жаждал.
Однако власть его была куда сильнее, чем у князей, которые многие десятилетия своими распрями ослабляли Русь и позволяли ордынским ханам держать ее в повиновении. Ко времени Сергия Орда ослабела. Русь же, наоборот, благодаря усилиям московских князей, часто варварским и преступным, укрепляла свои позиции. На стороне москвичей была и церковь. В этой ситуации маковецкий игумен, казалось бы, далекий от политических интриг и расчетов, внес в развитие государства вклад более весомый, чем многие его современники. Но и здесь он действовал в соответствии со своим характером и своими взглядами, ни на йоту не поступаясь характерной для него чистотой устремлений, руководствуясь правдой, совестью и тем, что в наши дни называют гуманизмом. Старец действовал как учитель, ободритель и миротворец.
Много сделал Сергий Радонежский для умиротворения враждующих князей. В 1358 г. Преподобный отправился в Ростов, чтобы убедить ростовского князя Константина признать власть Великого Князя Московского. Видимо, это ему удалось. Но в 1363 г. угроза междоусобной войны опять нависла над Русью. Константин выхлопотал в Орде грамоту на самостоятельный удел, и Сергий вновь отправился в путь, на этот раз под предлогом богомолья. И снова ожидаемого выступления против Москвы не последовало.
Следующий поход игумен предпринял в 1365 г. Суздальский князь Борис Константинович силой забрал Нижний Новгород у своего брата Дмитрия Константиновича. По просьбе митрополита Алексия Сергий отправился к Борису, чтобы увещевать его. Однако строптивый князь не внял уговорам. Тогда маковецкий игумен единственный раз за свою жизнь применил наказание и закрыл все церкви в городе. Великий князь Дмитрий выступил с войском на Нижний, и суздальцу пришлось уступить.
Но главной проблемой Москвы, возникшей еще при князьях Юрии и Иване Калиге, была Тверь. Непокорные князья все время грозили кровавой междоусобицей. Время от времени на Русь призывались татары, чтобы отомстить обидчику. А обиды, опять-таки с обеих сторон, были кровные и ненависть соответствующая. По наущению Юрия Московского в Орде был казнен Михаил Тверской, а позже тверской князь Дмитрий Грозные Очи убил в ханской ставке обидчика отца и погиб сам, так как татары усмотрели в его поступке непочтение к хану. Из года в год обиды множились. Крепла и ненависть. При Великом Князе Дмитрии в Твери правил внук Михаила Тверского, тоже Михаил, женатый на сестре Ольгерда Литовского. В те времена литовцев на Руси боялись и ненавидели больше татар. И недаром в одном из видений Сергия бесы предстали ему в высоких литовских шапках. Ордынцы были далеко и, занятые собственными междоусобицами, редко появлялись в русских весях. Литовские же князья любили погулять по вольным степным просторам и часто наведывались под стены богатых русских городов.
Дважды водил Михаил литовцев под Москву. Ему удалось выхлопотать в Орде и ярлык на великое княжение. Дмитрий не мог оставлять все это безнаказанным. Не обращая внимания на татарское решение, он привел к присяге владимирских и других князей, а затем в 1375 г. двинулся на Тверь и принудил Михаила к повиновению.
Тогда забеспокоилась Орда. Там уже давно косо смотрели на слишком независимое поведение московского князя. Поэтому хан Мамай направил карательный отряд под стены Нижнего Новгорода на помощь Дмитрию, а в 1378 г. выслал мурзу Бегича против князя Московского. В сражении на реке Воже впервые за все сто лет татарского ига татары были разбиты. Взбешенный Мамай решил уничтожить непокорного князя. Он собрал всю волжскую орду, нанял хивинцев, ясов и буртасов, заручился помощью генуэзцев и литовцев и двинулся на Русь. В устье реки Воронеж огромное войско остановилось. Поджидали литовского князя Ягелло.
Положение русичей было отчаянным. Сборные силы татар грозили пройтись по русским землям, как когда-то прошел Батый, оставляя за собой горы трупов, пепелища городов и деревень. 18 августа 1380 г. Дмитрий в сопровождении других русских князей прибыл в Троицкую обитель. Почти вся Русь пришла к скромному игумену бывшей Маковецкой обители за благословением. Кроме Москвы, на татар собравшись идти Владимир, Серпухов, Суздаль, Ростов, Нижний Новгород, Белозерск, Муром, Псков.
При встрече о. Сергий, окропив гостей святой водой, повел такую речь: «...если враги твои хотят от нас чести и славы, — дадим им; если хотят злата и серебра, дадим и это; но за имя Христово, за веру Православную нам подобает душу свою положить и кровь пролить». Услышав в ответ, что все это уже сделано, а враг «возносится еще более», Сергий убежденно, без колебаний продолжил: «Если так, то его ожидает конечная гибель, а тебя, Великий Княже, помощь, милость и слава от Господа». Тогда князь попросил особого дара и получил его. В Троицком монастыре жили два инока-боярина, бывшие в миру доблестными воинами и слывшие богатырями. Александр Пересвет и Андрей Ослябя, одетые вместо шлемов и лат в схимы с изображением креста, должны были, по мысли Сергия, вселить мужество в сердца воинов и служить живым свидетельством божьего благословения.
Весть о паломничестве Дмитрия и пророчестве Сергия Радонежского быстро разнеслась по русским землям и вдохновила людей на борьбу с татарами. Вера в победу была так сильна, что рязанский князь Олег, враг Москвы, приятель
Мамая и Ягелло, с опозданием узнавший о свидании Великого Князя с Преподобным, отказался от намерения выступить против москвичей вместе с татарами и заявил боярам: «Что же вы раньше не сказали мне об этом? Тогда я пошел бы к Мамаю навстречу и стал бы умолять его не ходить на сей раз на Москву».
Куликовская битва началась 8 сентября 1380 г. Перед сражением Великий князь получил от Сергия письмо и Богородичную просфору в благословение. Русские победили, но страшной ценой многих и многих жизней, в точности как предрек Преподобный Сергий. Из 150 тысяч воинов в Москву вернулось не более 40.
После Куликовской битвы земная политическая миссия Сергия Радонежского была исчерпана. Он сосредоточился на делах духовных, хотя как никогда приблизился к князю и тот наверняка постоянно пользовался его советами. Старец крестил сыновей Дмитрия. Его ученик игумен Феодор Симоновский стал духовником князя. И все же кульминационный момент в жизни Преподобного был пройден. После смерти Великого князя, которого Сергий очевидно любил, он все больше стал уединяться, а за полгода до смерти собрал учеников, передал им управление обителью, а сам «начат безмолвствовать».
Сергий Радонежский ушел из жизни 25 сентября 1391 г. и сразу после кончины стал почитаем троицкими монахами как святой. 5 июля 1422 г. состоялось «обретение мощей» и Преподобный вошел в сонм русских святых. С тех пор память Печальника Земли Русской празднуется 5 июля и 25 сентября.

[ english version ]

Оставь свой коментарий