При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


ДАЛАЙ-ЛАМА XIV (ТЕНЗИН ГЬЯТСО) - Религиозные деятели
фотографий: 1 | профайл посмотрели: 6368

ДАЛАЙ-ЛАМА XIV (ТЕНЗИН ГЬЯТСО)

Категоря - Религиозные деятели

(р. 1935)
Четырнадцатый Божественный Царь Тибета. Первосвященник буддийской церкви. Глава тибетского правительства в изгнании. Доктор метафизики. Лауреат Нобелевской премии мира (1989 г.).
Здесь высочайшие в мире горные вершины, куда считанные разы ступала нога человека, вздымают к небу белоснежные пики. Здесь, говорят, люди ближе всего к небу и Богу. Здесь много столетий жили первосвященники буддийской церкви — живые воплощения бодхисатвы Авалокитешвары, Далай-Ламы. Казалось, о политике здесь грешно даже помышлять. Но на этой планете нет ни единого уголка, куда бы не вносила она свое тлетворное влияние. Эта горная страна со стратегическим геоположением давно привлекала к себе многих. Ее вожделели и англичане, и русские, и японцы, и китайцы. В 1953 г. последним удалось опередить занятых устройством послевоенного мира соперников. Сюда были введены китайские войска, и Тибет приобрел статус автономного района КНР. Новые власти поначалу не вмешивались в дела Далай-Ламы. Но при режиме Мао Цзедуна так долго не могло продолжаться. В марте 1959 г. в тибетской столице Лхасе вспыхнул вооруженный мятеж, по мнению некоторых историков, спровоцированный китайскими властями. И это стало переломным моментом в жизни Тензина Гьятсо — четырнадцатого воплощения Будды-Авалокитешвары.
Когда-то в миру имя Далай-Ламы XIV, первым в истории покинувшего «небесные чертоги» Лхасы, было Лхамо Тхондуп. Он родился 6 июля 1935 г. в коровьем хлеву в маленькой фермерской деревеньке Такстер. Его родители арендовали и сами обрабатывали клочок земли. Когда ребенку исполнилось два года, в расположенный неподалеку монастырь Кумбум прибыла группа, посланная правительством на поиски нового воплощения Далай-Ламы. Как требовала тибетская традиция, посланников сюда привело указание покойного Далай-Ламы XIII. Его тело поместили на трон в сидячем положении. Через некоторое время голова покойника повернулась лицом с юга на северо-восток — в направлении места, где должен был находиться его преемник. Кроме того, Регенту, ламе высокой степени посвящения, в видении открылся дом с водостоком странной формы. Именно такой, как на крыше родительской хижины маленького Лхамо. Двухлетний ребенок показал на одного из делегатов и закричал: «Сера-лама, Сера-лама!» И действительно, священник был из монастыря Сера. Потом мальчику показали вещи, среди которых он с легкостью определил предметы, принадлежащие умершему первосвященнику, указывая: «Это мое!» Проведя еще ряд испытаний, члены делегации убедились в правильности выбора. На следующий день будущий «Защитник Страны Снегов» был помещен в монастырь, а через два года перевезен в Лхасу. В огромном, насчитывающем тысячу комнат дворце его обучили метафизике и научили проводить молитвенные церемонии. В семь лет четырнадцатый Далай-Лама уже принимал посланников Франклина Рузвельта. В то же время он оставался совершенным ребенком, не чуждым детских шалостей. Когда младшего брата Его Святейшества привели на свидание с ним, живой бог, поливавший в этот момент цветы, направил брандспойт на пришедших.
Занятия первосвященника не ограничивались религиозными и государственными церемониями. Мальчик проявил интерес к научным и техническим знаниям. Его воспитатели не препятствовали этому. Далай-Лама, например, самостоятельно изучил принцип действия двигателя внутреннего сгорания и с тех пор всегда чинил дворцовый генератор.
В 1950 г. эта идиллия была нарушена вторжением китайских войск. Юному правителю пришлось срочно овладевать дипломатическими навыками. Напуганные церковные иерархи на два года раньше срока возвели его в сан, и Тензин Гьятсо, как стали называть его теперь, воцарился на «Львином троне».
Юный Далай-Лама тут же принял меры предосторожности. По договоренности с правительством индийской провинции Сикким на 10 самолетах «Дакота» в Калькутту были перевезены драгоценности Лхасы. В банк сдали на хранение около 12 тонн золота. На рынке было реализовано более 18 тонн серебра, а полученные деньги вложены в предприятия. Доход от них по сей день используется для помощи тибетским беженцам.
В 1954 г. затворник из священной Лхасы отправился на переговоры с Мао Цзедуном и Чжоу Эньлаем. «Великий кормчий» произвел благоприятное впечатление на юного государя. Справедливыми показались ему и коммунистические идеи. Он даже выразил желание вступить в партию. Отталкивала только жестокость коммунистов, но юноша проникся надеждой объединить буддизм с чистым марксизмом. Однако вскоре Далай-Лама убедился в том, что китайский руководитель не понимает его искренней и глубокой религиозности и принимает его стремление к научным знаниям за лицемерие.
Обстоятельства вынудили Его Святейшество аннулировать договор о предоставлении независимости Тибету при условии сохранения за ним прав суверенного правителя. Он был избран депутатом Всекитайского собрания народных представителей, стал почетным представителем Китайского общества буддистов, председателем подготовительного комитета по созданию Тибетской автономии.
Параллельно Далай-Лама учился в Китайском народном университете в Пекине, а в конце 1958 г. после традиционных прений в монастыре Гэгдан получил звание 1-го класса — высший сан ученых-ламаистов.
В 1958 г. в Лхасе вспыхнул мятеж. Давление захватчиков на тибетцев постепенно усиливалось. Земли были конфискованы и перераспределены. Некоторых землевладельцев казнили. Монахов и монахинь заставляли уничтожать насекомых, крыс, птиц, прекрасно зная, что закон ахимсы запрещает им убийство любого живого существа. Введена была «публичная критика»: «преступников» предварительно связывали так, что плечевые кости выходили из суставов, а затем присутствующих, большинство которых собирали насильно, заставляли клеймить позором несчастных. Кровавое столкновение стало неизбежным. Китайцы разбомбили монастырь Литанг в Кхаме. Население, независимо от пола и возраста, подвергали пыткам. Монахов и монахинь заставляли публично нарушать обет безбрачия и даже убивать людей.
Оракул предсказал Далай-Ламе, что «свет» для него «воссияет на Западе». Молодой первосвященник принял это за указание перебраться в Индию. Туда, в страну Махатмы Ганди, которого он почитал как «идеального политика», стремилось его сердце. Он был убежден, что «его преданность движению ненасилия — это единственный путь ведения политики».
31 марта 1959 г. Тензин Гьятсо, получив сообщение от индийского правительства о согласии принять его, в простой солдатской одежде, сопровождаемый восьмьюдесятью спутниками, вместе с матерью, сестрами, личной гвардией бежал из летнего дворца. Через две недели, мучимый приступами дизентерии, верхом на цзо (гибрид яка) он прибыл на землю Индии. За ним на родину буддизма хлынули тысячи тибетских беженцев. С этого момента на историческую арену впервые вышел новый политик, отличающийся самобытностью, чистотой помыслов и действий.
В первое время Далай-Лама, по его собственным словам, собирался «держаться в стороне от политики» и вести спокойную жизнь в молитвах и размышлениях. Правда, это заявление прямо противоречит страницам его автобиографии. В беседах с Неру он говорил о своей цели добиться независимости Тибета и прекратить кровопролитие.
Для начала Далай-Лама организовал 53 тибетских поселения в Индии и Непале, создал институты сохранения искусства Тибета, священных текстов и медицинских традиций. Однако тысячи нитей продолжали связывать буддийский центр с Тибетом, который в это время испытывал все прелести «культурной революции». То и дело приходилось выступать в защиту своей паствы. Вскоре скромная резиденция превратилась в штаб-квартиру «тибетского правительства в изгнании». Главной политической целью ламаистского папы стала поддержка единоверцев в Китае, а это было невозможно без активной борьбы за их права. Ламаистам приходилось несладко. Их уникальная культура уничтожалась. Были сожжены практически все древние рукописи. Из 6 тыс. монастырей и храмов осталось только 37. Свобода и даже жизнь тибетцев находились в постоянной опасности, а волнения в стране не прекращались. Было много жертв и тысячи людей томились за решеткой. В тюрьмах применялись пытки. Далай-Лама начал взывать к мировому сообществу, требуя международных гарантий решения тибетской проблемы. Его мирный план урегулирования сводился к пяти пунктам: 1) превращение всего Тибета в зону ненасилия; 2) отказ от китайской миграционной политики (в Тибет намеренно переселяли китайцев); 3) уважение основных прав и демократических свобод тибетского народа; 4) восстановление и охрана окружающей среды в Тибете; 5) начато реальных переговоров о будущем статусе Тибета и об отношениях между тибетским и китайским населением. В ответ на законные и понятные людям доброй воли требования китайские власти заявляли, что «Далай-Лама вовсе не духовный лидер тибетцев, а политик, длительное время пытавшийся расколоть родину и саботировать процесс укрепления ее единства».
С 1967 г. Далай-Лама, подобно главе католической церкви, много путешествует, распространяя идеи ненасилия и гармоничного сочетания человека с окружающей средой. Его Святейшество убежден, что ненасилие «обеспечивает безопасность» человечества. В 1989 г., помимо Нобелевской премии мира за приверженность принципам мира, он удостоен Премии Рауля Уолленберга за достижения в области прав человека. Полученные денежные средства были распределены на три части и отданы голодающим в разных частях планеты, на развитие в Индии программ по борьбе с проказой, на поддержание некоторых институтов и программ, утверждающих дело мира, на учреждение Тибетского Фонда Универсальной Ответственности. Фонд призван осуществлять различные проекты в соответствии с существующими в тибетской буддийской традиции принципами принесения пользы всему человечеству. Особое внимание уделяется утверждению методов ненасилия; усилению связей между наукой и религией; обеспечению человеческих прав и демократических свобод; охране и восстановлению природных ресурсов.
Далай-Ламу можно смело отнести к реформаторам буддийской церкви. Еще в 1963 г. он допускал свой импичмент. Возможно, через некоторое время под его влиянием буддисты станут выбирать своего первосвященника так, как это делается у католиков или у православных. Возможно, институт далай-лам вообще будет со временем устранен. Все эти вопросы сейчас занимают ум Тензина Гьятсо.
Первосвященник буддийской церкви имеет весьма своеобразные воззрения на религию как таковую. Он верит, что буддизм может показать марксизму путь создания подлинного социалистического идеала «не через силу, не через логическое обоснование, а через крайне осторожную, мягкую тренировку ума, через развитие альтруизма». Очень занимают его вопросы соприкосновения между верой и психологией, космологией, нейробиологией, общественными науками и физикой. Далай-Лама верит в то, что буддисты многому могут научиться, изучая достижения науки. В то же время ученые, в свою очередь, многое могут почерпнуть из буддийских толкований действительности. Недаром он чрезвычайно интересуется современной наукой, особенно ядерной физикой, астрономией и нейробиологией, и принимает участие в научных конференциях по неврологии и психиатрии. Буддизм он рассматривает не только как религию, но и как «науку ума».
«Защитнику Страны Снегов» не чужды и простые человеческие радости. Он с наслаждением ухаживает за цветами, любит наблюдать за дикими птицами, ему нравится ремонтировать часы и транзисторы. Но все же главное увлечение — медитация.
Словом, Далай-Лама XIV — мудрец, гуманист, просветитель, просто человек — является одной из самых ярких и своеобразных фигур в политическом созвездии нашего времени. И хочется верить в буддийское учение о реинкарнации, о бесконечном воплощении этой личности в последующих далай-ламах. И хочется, чтобы исполнилась его молитва: «Покуда длится пространство, пока живые живут, пусть в мире я останусь страданий рассеивать тьму».


[ english version ]

Оставь свой коментарий