При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


ШАРЛЬ МОРИС ТАЛЕЙРАН-ПЕРИГОР - Знаменитые политики прошлого
фотографий: 1 | профайл посмотрели: 12920

ШАРЛЬ МОРИС ТАЛЕЙРАН-ПЕРИГОР

Категоря - Знаменитые политики прошлого

(1754-1838)
Выдающийся французский дипломат. Один из основоположников дипломатии Нового времени. Министр иностранных дел в 1797—1799 гг. при Директории, в 1799—1807 гг. в период Консульства и империи Наполеона 1, в 1814—1815 гг. при Людовике XVIII. Князь, герцог, пэр Франции, кавалер всех французских и почти всех европейских орденов.
Его называли «отцом лжи». Его считали «ходячей коллекцией всех пороков». Вся талейрановская дипломатия строилась на абсолютной беспринципности, жестком прагматизме и ориентировалась на интересы тех общественных сил, которые в данный момент стояли у власти. Именно с его именем было связано большинство дипломатических интриг первой половины XIX ст.
Шарль-Морис Талейран-Перигор родился 2 февраля 1754 г. в Париже. Его отец, Шарль-Даниэль Талейран, князь Шале, граф Перигор и Гриньоль, маркиз Эксдей, барон де Бовиль и де Марей, принадлежал к одной из старейших дворянских фамилий Франции. Ко времени рождения будущего дипломата семья, однако, была небогата. Шарль-Даниэль своего состояния не имел. А его жена, Александрина-Мария-Виктория-Элеонора Дама-Антиньи, принесла мужу в приданое всего лишь 15 тыс. ливров. Супруги постоянно жили в Париже и служили при дворе. Граф Перигор был одним из воспитателей дофина, а его жена состояла придворной дамой при королеве.
Следуя обычаю, супруги отдали сына в деревню кормилице. Однажды оставленный без присмотра ребенок упал, сильно повредил себе правую ногу и в результате на всю жизнь остался хромым.
В сентябре 1760 г. мальчика направили в коллеж Аркур, одно из старейших и известнейших учебных заведений Парижа. Здесь в свое время учились Дидро, Расин, Буало и другие видные представители эпохи Просвещения. В четырнадцать лет Шарль-Морис окончил коллеж. Из-за увечья военная карьера исключалась. Оставался единственный путь — стать священнослужителем. Однако молодой человек мечтал об участии в политической жизни и был неприятно поражен, когда узнал, что ему предстоит надеть сутану. Тем не менее Шарль смирился и поступил в семинарию, однако начал вести весьма разгульный образ жизни, увлекаясь картами, вином и женщинами.
В 1788 г. будущий дипломат сменил черную сутану на лиловое епископское облачение. Его ум и изворотливость, несмотря на скверную репутацию, позволили Талейрану уже в 1780 г. занять пост генерального агента духовенства, то есть стать своего рода «министром финансов» церкви. Этот пост дал возможность разобраться в современных ему проблемах политической экономии и государственных финансов. Его гостиная постепенно стала местом встреч с известными политиками того времени. Часто бывал Талейран и в светских гостиных, игравших большую роль в установлении политических связей в предреволюционной Франции. Благородная внешность, прекрасные манеры, образованность, тонкий ум вскоре создали ему славу одного из самых обаятельных мужчин Парижа. Все большую роль в его жизни стали приобретать женщины. Особенно близкие отношения установились у Талейрана с писательницей Жорменой ле Сталь. А в 1783 г. он встретил графиню Аделаиду де Флао, связь с которой продолжалась около десяти лет. У любовников был сын Шарль-Жозеф, ставший со временем адъютантом Наполеона.
Епископские обязанности мало занимали будущего министра. Он с головой ушел в решение задачи: как стать депутат том Генеральных штагов от местного духовенства. 2 апреля 1789 г. епископ достиг желаемого и отправился в Париж. До Великой французской революции оставались считанные месяцы.
Взятие Бастилии повергло Талейрана в панику. Рушились основы привычного мира. На политическую арену выходили непонятные ему люди, требовавшие свержения власти короля и аристократии. Однако жизнь в нищете за границей его не прельщала. Нужно было поладить с новыми хозяевами положения.
10 октября 1789 г. Талейран выступил в Учредительном собрании и вопреки тому, что всего лишь несколько лет назад упорно боролся против налогового обложения церкви, выдвинул свое знаменитое предложение об отчуждении церковного имущества. 2 ноября 1779 г. подготовленный им декрет был принят. Церковные земли, оцененные в 400 тыс. ливров, поступили в продажу и попали в руки крупной буржуазии и зажиточных крестьян. Папа отлучил отступника от церкви, но Талейран не унывал. Ему аплодировали на улицах. Однако мало кто знал, что за посредничество при продаже автору реформы перепало около 500 тыс. ливров.
Секуляризация церковных земель отвела угрозу от имущества короля и дворянства. Людовик понимал, чем обязан епископу Отена. Вскоре Талейрана избрали на административно-финансовый пост в департаменте Сена с окладом 18 тыс. ливров в год. Служба здесь, по меркам Шарля-Мориса, давала слишком ограниченные доходы. Нужно было находить новое поприще, и он стал подумывать о дипломатической карьере, которая уже давно привлекала его, в том числе и возможностью брать взятки.
Уже в январе 1792 г. князь был отправлен послом в Лондон, чтобы убедить английское правительство остаться нейтральным в случае, если в Европе вспыхнет война между монархическими государствами и Францией. Несмотря на серьезные трудности, вызванные холодным отношением английского двора к французскому посланнику, к июлю он закончил миссию и вернулся в Париж. Выступление Англии было задержано больше чем на год.
Летом 1792 г., после взятия королевской семьи под стражу, Талейран бежал в Англию, а потом некоторое время прожил в Америке, занимаясь коммерцией. В скором времени ситуация во Франции вновь изменилась. В результате переворота 9 термидора (27 июня) 1794 г. якобинцы были устранены от власти. Летом 1796 г. Талейран вернулся на родину.
Во Франции правила Директория, фактическим руководителем которой был Поль Баррас. К нему-то и направилась давняя подруга Талейрана Жермена де Сталь, чтобы просить о назначении своего бывшего любовника в состав правительства. Она упала перед Баррасом на колени, плакала, ломала руки и угрожала самоубийством. В результате князь стал министром внешних сношений. Радость Талейрана была неописуема. По воспоминаниям современников, он вел себя как помешанный, все время повторяя: «Место за нами! Нужно составить на нем громадное состояние, громадное состояние, громадное состояние!».
И в этом министр преуспел. Только за 1797—1799 гг. он получил взяток на сумму 13,65 млн франков золотом. Сколько же всего было получено за годы службы, неизвестно никому. Собирая мзду, князь не предполагал круто изменять политику Франции в ту или другую сторону и не делал ничего, что, с его точки зрения, могло нанести серьезный ущерб стране. Это было бы невозможно. А вот ускорить принятие решения, смягчить, подправить условия соглашения в сторону, желательную для противной стороны, — за такие дела князь брался с легкостью и никогда не стеснялся требовать кругленькие суммы «на сладенькое» (именно в такой формулировке запросил он 50 тыс. фунтов стерлингов от американской делегации за скорейшее выделение законно причитающихся судовладельцам денежных сумм).
Проницательный министр верно угадал возможности молодого генерала Бонапарта и стал стремиться к сближению с ним. Это удалось, так как будущий император крайне нуждался в ловком советчике и дипломате при решении политических проблем. Талейран стал одним из самых активных организаторов государственного переворота 18 брюмера (9 ноября) 1799 г., приведшего к власти триумвират, главной фигурой которого стал корсиканец.
После окончательного захвата власти Бонапарт расставил во главе правительственных структур верных себе людей. Среди них был и князь Талейран, который вновь занял пост министра внешних сношений. Наполеон не мог не полагаться на бывшего епископа, так как именно он предложил ввести должность первого консула, в подчинении которого должны были находиться ключевые министерства. А необузданная лесть потомственного царедворца позволила ему долгое время сохранять прочное положение при самолюбивом корсиканце. Конечно же Наполеон не стал бы терпеть возле себя заурядного льстеца и взяточника. Гениальный корсиканец, недооценивая мстительность и беспринципность Талейрана, отчетливо понимал, насколько талантлив был этот человек, как точно судил он о расстановке сил в Европе, как блестяще использовал сложившиеся ситуации в дипломатической игре и как часто выходил победителем из тяжелейших для страны положений.
В 1802 г. Талейран женился. Его избранницей стала уроженка Индии Катрин-Ноэль Ворле, в замужестве Катрин Гран, женщина авантюристического склада, малообразованная, но чрезвычайно красивая. История их знакомства до сих пор не выяснена. Одна из наиболее распространенных легенд повествует, что мадам Гран явилась в резиденцию министра в особняк Галифе в качестве просительницы и заснула в ожидании хозяина. Талейран нашел ее в кресле, был поражен красотой незнакомки и влюбился. Долгое время князь и не помышлял о женитьбе, вполне удовлетворяясь постоянным присутствием любовницы в своем доме. Однако Бонапарт, видя, что такие отношения с разведенной женщиной отрицательно сказываются на авторитете министра, потребовал официального оформления отношений, и Талейран согласился. 9 сентября 1802 г. был заключен брачный контракт, а через день состоялось венчание.
Женитьба не принесла Талейрану счастья. Катрин оказалась недалекой, тщеславной, жадной и неумной женщиной. Ее претенциозность не знала границ и выглядела смешной. О Катрин ходило множество анекдотов и сплетен. В Тюильрийском дворце ее не принимали. Талейран довольно скоро охладел к жене. Ее красота блекла, а отрицательные черты характера прогрессировали. В конце концов они расстались и больше никогда не виделись.
18 мая 1804 г. сенат провозгласил Наполеона Бонапарта императором французов. Талейран не обольщался блестящими военными победами французской армии, понимая, что амбициям Наполеона когда-нибудь поставят предел. Фактически уже с этого времени он начал тайную войну против императора и не остановился даже перед тем, чтобы стать платным австрийским и русским агентом.
В 1809 г. в жизнь Талейрана вошли Анна-Шарлотта, герцогиня Курляндская и ее дочь Доротея. Последняя стала женой его племянника Эдмона. «Сватом» был Александр 1, согласившийся на просьбу князя быть посредником при сговоре. Молодые поселились в Париже у Талейрана в его особняке Матиньон. Вместе с ними жила и Анна-Шарлотта, с которой у князя возникла любовная связь, длившаяся несколько лет. Позже, когда герцогиня Курляндская покинула Париж, а муж Доротеи уехал в Северную Италию к месту дислокации своего полка, между Талейраном и молодой женщиной установились близкие отношения, которые закончились лишь со смертью князя.
В это время в Европе назревали перемены. Поход Наполеона в Россию закончился крахом. Войска антифранцузской коалиции во главе с Александром I вторглись на территорию Франции. В их стане царили разногласия по поводу маршрутов дальнейшего продвижения. Князь решил ускорить ход событий и направил к Александру сторонника Бурбонов Витроля с предложением идти на Париж. Потом он убедил маршала Мармона сдать столицу. Союзные войска беспрепятственно вошли в Париж.
Александр I и прусский король посетили князя в его дворце. Здесь Талейран стал убеждать их в необходимости посадить на французский престол Бурбонов. Он давно поддерживал связи с членами низверженной королевской семьи, а сейчас, весной 1814 г., попытался убедить Александра в том, что вся Франция желает возвращения старой династии. «Как я могу убедиться, что Франция хочет Бурбонов?» — недоверчиво спросил царь. «Так решит Сенат, Ваше Величество, и такое решение я берусь организовать», — заявил Талейран и выполнил обещанное.
3 мая новый король Людовик XVIII Бурбон прибыл в столицу. При нем князь вновь стал министром иностранных дел, сохранив все титулы и награды, полученные при Наполеоне. Однако положение его было достаточно сложным. Бывшие эмигранты и сам король боялись Талейрана и не доверяли ему. Да и самому министру, которого не допускали к решению внутриполитических вопросов, политика Людовика внутри страны казалась опасной. «Бурбоны ничего не забыли и ничему не научились», — говорил он, наблюдая, как вернувшиеся в страну аристократы пытаются ввести порядки, бытовавшие во Франции до революции.
И все же новые хозяева страны не могли обойтись без патриарха дипломатии. Летом 1814 г. именно Талейран был направлен на Венский конгресс, где решалась судьба постнаполеоновской Европы, в качестве официального представителя Франции. Ему, представителю побежденного государства, бывшему сановнику наполеоновской империи, здесь было труднее всего. И тем не менее на конгресс князь приехал с новой концепцией, в основе которой лежали идеи легитимизма. Такой подход требовал восстановления свергнутых династий и предусматривал это как один из святых принципов международного права. Главная цель Франции состояла в сохранении границ 1792 г. Принцип, выдвинутый Талейраном, позволял сдержать аппетиты соседних монархов, которые были не прочь поживиться чужими, в том числе и французскими территориями. Для Франции же это означало возможность выступать на равных в решении межгосударственных вопросов, в частности в роли арбитра.
Талейран действовал с ловкостью и уверенностью фокусника-виртуоза и сумел попасть в так называемый комитет четырех, куда входили Англия, Австрия, Россия и Пруссия. Вместе с Францией он превратился в комитет пяти, и Талейран получил возможность в сильной степени влиять на его решения. 9 июня 1815 г. князь поставил свою подпись на заключительном акте Венского конгресса, многие положения которого явились делом его рук, а 25 июня был уже в Париже. При содействии Англии, России, Австрии, которые и дальше предпочитали иметь дело с Талейраном, князь стал главой правительства и секретарем по иностранным делам, но пробыл на этих должностях всего два с половиной месяца. За это время он успел изъять из архива переписку Наполеона с министрами внешних сношений, куда входило 832 документа, из которых 73 было подписано императором. За 500 тыс. франков они были проданы Австрии. Об этой операции стадо известно только в 1933 г., когда журнал «Ревю де Пари» опубликовал переписку Талейрана с Меттернихом.
Для такого человека, каким был Талейран, отставка не означала полного отказа от участия в политике. Он понимал, что правление Бурбонов, не желавших видеть, что XVIII в. вместе с феодальными привилегиями давно ушел в прошлое, не может долго продлиться. Ко времени июльской революции 1830 г. князь уже установил тесные связи с герцогом Орлеанским Луи-Филиппом. В нем он видел возможного претендента на французский престол. И действительно, когда французский народ изгнал Карла X Бурбона, на смену ему пришел «король банкиров» Луи-Филипп. Именно Талейран помог ему обрести признание других государств, косо посматривающих вначале на этого выскочку, занявшего законно принадлежащий Карлу престол.
13 ноября 1834 г. князь подал королю прошение об отставке. Оно было удовлетворено, и Талейран зажил в своем роскошном дворце Балансе. Незадолго до смерти он вернулся в Париж и посетил дом, где родился, церковь, где его крестили, коллеж, где учился, другие дорогие или памятные ему места. Почувствовав приближение смерти, Талейран по настоянию племянницы примирился с церковью, написав папе Григорию XVI письмо, в котором сообщил о признании им доктрины, дисциплины церкви и «суждения Святого престола относительно церковных дел во Франции». В Париже говорили, что он «всю жизнь обманывал церковь, а перед смертью вдруг обманул сатану». 17 мая 1838 г. в возрасте 84 лет Шарль-Морис де Талейран-Перигор скончался. Даже на смертном одре он не сожалел о содеянном и в предсмертной записке заявил: «Я ничуть не упрекаю себя в том, что служил всем режимам, от Директории до того времени, когда я пишу». Впрочем, он лишь следовал обычаям своего времени. Чрезмерными были только размеры его взяточничества и предательств.

Коментарий (1)

Vlad
Коментарий оставили 21/03/2009 в 18:32:20 (линк)
Читаем сначала: 10 октября 1789 г. Талейран выступил в Учредительном собрании .....
А затем: 2 ноября 1779 г. подготовленный им декрет был принят.
По-видимому, ошибка в дате. Должно быть: 2 ноября 1789 г.
--
Vlad

Оставь свой коментарий