При перепечатке материалов и другом использовании информации, обязательна активная индексируемая ссылка на веб-сервер Портал QOOS.RU


МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ - Династии и правители
фотографий: 2 | профайл посмотрели: 21095

МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ

Категоря - Династии и правители

 

1596—1645

 

Михаил Федорович Романов — первый русский царь из динас­тии Романовых. К сожалению, довольно большому кругу читате­лей о нем известно не очень много. В Большой Советской Энцик­лопедии Михаилу Романову посвящено несколько десятков строк, из которых можно узнать о его годе рождения и смерти, времени избрания на русский престол и о датах, связанных с заключе­нием Столбовского мира в 1617 г. и Дуелинского перемирия в 1618 г. Несколько больше информации содержится в Советской исторической энциклопедии, но и она недостаточна, чтобы создать более или менее ясное представление о личности царя. Это не удивительно. Даже в дореволюционной исторической литературе, в которой всегда с уважением говорилось о царствующих особах, любопытный читатель немного найдет о Михаиле Романове, при­чем найдет далеко не лестные характеристики, которые соответст­вовали действительности. Сама личность Михаила Романова была малоинтересной, он был марионеткой в руках бояр, стоящих за его спиной, и, может быть, о нем и не стоило говорить, если бы не то обстоятельство, что Михаил Романов — первый царь новой динас­тии, при котором кончился период Смуты.

Внимание к персоне Михаила Романова связано прежде всего с актом избрания его на престол. После взятия Москвы осенью 1611 г. народным ополчением было решено созвать Земский собор для выборов царя. На этом всесословном соборе, который удалось собрать лишь в 1613 г., его участники договорились не приглашать на царский престол иностранцев. Среди реальных претендентов на корону были князья Голицын, Мстиславский, Воротынский, Трубецкой, Михаил Романов. Мнения участников собора раздели­лись. В конечном итоге остановились на личности Михаила Рома­нова, так как он в большей степени удовлетворял враждующие стороны. Избрание состоялось 21 февраля 1613 г. и формально сохранило преемственность с прежней династией, так как сестра деда Михаила Романова царица Анастасия была первой женой Ивана IV и матерью царя Федора Ивановича. К моменту выбора Михаила Романова царем ему исполнилось только шестнад­цать лет.

В государственных делах Михаил Федорович не проявил себя практически ничем. Всеми делами долго заправлял его отец, пат­риарх Филарет, соединивший в своих руках светскую и церковную власть В царствование Михаила Россия имела серьезные противо­речия с Речью Посполитой, которые в итоге вылились в Смоленскую войну 1632—1634 гг. В целом эта неудачная для русского государ­ства война имела один положительный результат — польский король Владислав отказался от притязаний на русский престол. Во внутренней политике царь Михаил и Филарет стремились к консолидации расколотых Смутой боярства и дворянства. Поэтому они, в частности, не посягали на владения тех, кто в годы интер­венции ориентировался на поляков или перебегал из одного лагеря в другой. Кроме того, царь Михаил увеличил срок так назы­ваемых урочных лет — времени сыска беглых крестьян — с 5 до 10 лет.

В 1624 г. Михаил женился на Евдокии Лукьяновне Стреш­невой, дочери малоизвестного дворянина. От этого брака родилось шесть детей: три дочери — Ирина, Анна, Татьяна и три сына — Иван, Василий, Алексей. В 1639 г. в течение трех месяцев умирают царевичи Иван и Василий. Царь Михаил очень тяжело перенес эту утрату. Близко к сердцу воспринял он и неудачную попытку выдать замуж старшую дочь Ирину за датского принца Вальдемара.

12 июля 1645 г. во время службы в церкви Михаилу стало плохо, его на руках отнесли во дворец. 13 июля царь Михаил Федорович скончался, успев благословить сына Алексея на царский престол.

  

* * *

 Известия о Михаиле Федоровиче главным образом можно найти в трудах патриархов русской исторической мысли: В. Н. Та­тищева, В. О. Ключевского, С. М. Соловьева (2, 4, 5). Описывая жизнь первого монарха династии Романовых, эти историки стре­мились объективно проанализировать значимость этой фигуры для русской истории. Знакомство с их трудами значительно обога­щает представления об эпохе, в которую царствовал Михаил Фе­дорович. Кроме того, эту литературу интересно читать, поскольку ее создатели не только исследуют прошлое, но и образно воссоз­дают его. Читатель в полной мере ощущает дух начала XVII в., он как бы переносится на заседания Земского собора, где решается вопрос о выборе царя, вместе с толпой москвичей встречает Михаила Федоровича с его матерью старицей Марфой на подступах к первопрестольной, вникает во все хитросплетения, связанные с поиском невесты для царя Михаила. В этом особенность произ­ведений русских историков. Из обобщающих трудов по русской ис­тории XVII в. читателю будет интересна книга К. Валишевского (1). В ней дается характеристика периода правления Михаила Федоро­вича, оценивается личность царя. Среди книг, в которых говорится о царе Михаиле, особое место занимают очерки русского историка Александра Евгеньевича Преснякова (3). Они специально посвяще­ны четырем царствовавшим особам, в том числе и Михаилу Федо­ровичу. Очерки Преснякова отличает высокая степень объектив­ности, обусловленная глубокой эрудицией историка. Именно эта объективность позволила ему в очерке о царе Михаиле Федоровиче, вышедшем в 1913 г. к 300-летию династии Романовых, избежать безудержного восхваления основателя династии.

 

ФАКТЫ И МНЕНИЯ

 

«В 1613 г., когда заседал избирательный собор, Михаилу было семнадцать лет; в нем не замечали больших способностей. Озабоченная лишь тем, как бы не подвергнуться вместе с ним новым бедствиям, Марфа вовсе не собиралась выдвигать его вперед; в никому неизвестном, ничем не выдающемся мальчике сам Филарет не замечал возможного кандидата. Зачинщиком и главным деятелем в пользу его кандидатуры был, по-видимому, Федор Иванович Шереметьев, женатый на Ирине Борисовне Чер­касской, племяннице бывшаго патриарха. С большим влиянием, очень ловкий этот боярин отличился в нескольких сражениях перед занятием Москвы поляками и потом с большой твердостью сопротивлялся Андронову и полякам; он все время поддерживал деятельную переписку с дядей жены и В. В. Голицыным. Из своего заключения в Мариенбурге Филарет советовал просто выбрать какого-нибудь боярина и предписать ему условия. Он и в плену вы­казывал вполне определенную склонность к польской конститу­ции. Говорили, будто на одном из заседаний собора Шереметьев показал выборным письмо пленника, чтобы убедить их в его без-корыстии; но вместе с тем он внушал боярам, что юный и не­опытный Михаил неминуемо будет вынужден предоставить им дей­ствительную власть; он писал В. В. Голицыну: „Мы выберем Мишу Романова; он молод и еще незрел умом, и нам с ним будет повадно"».

Валшиевский К. (1, с. 402—403).

«Апреля 18 пришел государь к Москве, и за городом встрети­ли архиепископы суздальский и грек галасунский с бояры и всем народом. На лобном месте дожидались государя все духовные власти со кресты и сигклит. И государь, вшед в Кремль, зашел в соборную Успенскую церковь; и, отдав господу богу благодарение, пошел в царский дом, мать же его, инока Марфа Ивановна, в Вознесенский монастырь. И тогда в Москве была неизреченная радость, чрез что все прежние свои беды и разорения запамятовали. И по сем, не продолжая времяни, его величество коронован от казанского митрополита Ефрема с протчими властьми. А в чинах были: корону нес и золотые бросал кн. Федор Иванович Мстислав­ской, скипетр — кн. Дмитрий Тимофеевич Трубецкой, шапку вели­ких князей — Иван Никитич Романов, державу — Василий Петро­вич Морозов, для платья ходил в Казенную кн. Дмитрий Михайло­вич Пожарской да казначей Никифор Траханиотов, а в золотой полате принял у него Василей Петрович Морозов, державу же взял кн. Пожарский. И потом у государя столы были чрез три дни».

Татищев В. Н.   

«В первые пять лет царствования Михаила, до возвращения его отца из польского плена, при дворе всем ворочала родня Романовых, Салтыковы, Черкасские, Сицкие, Лыковы, Шереметье­вы. Но были еще целы большие бояре Голицыны, Куракин, Воро­тынский, навязавшие крестоцеловальную запись своему собрату царю Василию Шуйскому и потом с Мстиславским во главе признав­шие королевича Владислава. Они были небезопасны для стороны Романовых, могли затеять новую смуту, если бы с ними не поде­лились добычей. Да и для сторонников Михаила власть, случайно или нечисто добытая, была костью, из-за которой они при случае готовы были перегрызться. Общим интересом обеих сторон было оградить себя от повторения испытанных уже неприятностей, когда царь или временщик его именем расправлялся с боярами, как с холопами. Так за кулисами земского собора состоялась негласная придворная сделка, подобная той, какая была разбита Годуновым и удалась при Шуйском. Эта сделка прежде всего была направлена к обеспечению личной безопасности боярства от царского произвола. Ничего не стоило связать слабодушного Михаила подобными клятвенными обязательствами, особенно при содействии его мате­ри инокини Марфы, своенравной интриганки, державшей сына в крепких руках. Трудно только решить, была ли при этом взята с Михаила присяжная запись: повесть умалчивает о записи, говоря только о присяге».

Ключевский В. О.   

«Личность царя Михаила как нельзя более способствовала укреплению его власти: мягкость, доброта и чистота этого государя производили на народ самое выгодное для верховной власти впечатление, самым выгодным образом представляли эту власть в глазах народа; известная доброта царя исключала мысль, чтобы какое-нибудь зло могло проистекать от него, и все, что не нравилось тому или другому, падало на ответственность лиц, посредствую­щих между верховною властию и,народом...»

Соловьев С. М.   

«Царь Михаил Федорович скончался в ночь с 12 на 13 июля 1645 г., оставив о себе память необычайно мягкого и доброго чело­века, который был так милостив к окружающим, что „любляше и миловаше их и вся подаваше им, яко они прошаху", хотя за добро ему часто платили заносчивой непокорностью и своеволием, предание сохранило одну черту, дополняющую этот облик: большую любовь к цветам. Царь Михаил много тратил казны на выписку из-за границы редких растений для своего сада; для него впервые ввезены в Россию садовые розы, красота и аромат которых не были до него у нас известны. Видно, что крутая энергия родителей, как часто бывает, наложила печать мягкой, созерцательной пассивности на его натуру. К тому же царь Михаил никогда не отличался крепким здоровьем, а вторую половину жизни так „скорбел ножками", что часто не мог ходить, а возили его в возке. От „многого сиденья" организм слабел, нарастала лимфатическая вялость. По конец жиз­ни царя врачи отмечали в нем „меланхолию, сиречь кручину"».

Пресняков А. Е.   

 


Оставь свой коментарий